milfsstory

Статьи

Статьи » История канте фламенко | Historia del cante flamenco

4. Арабская музыка

5
Распечатать
Предыдущий параграф посвящён античной истории и первым столетиям средневековья и служит введением в рассуждения о Al-Andalus как о периоде непрерывного культурного развития Андалусии. В словах Исидоро Морено нужно считать ее не как "арабизация и заселение островов" Андалусии, а как синтез андалусских традиций с традициями арабов и только что исламизированных берберов. Так же наблюдения этого автора сводятся к следующему: очевидным было то что андалусская культура превалировала над арабской и берберской не по тому что культурные традиции коренных жителей Андалусии были богаче и древнее, а по тому что большая часть населения состояла именно из коренных андалузцев, а не из арабов или берберов (Gran Enciclopedia de Andalucia VI, p.26).

Было бы неверным приступить к обсуждению темы музыки Al-Andalus без временной корреляции - есть огромные различия между VII и XIII веками, без различия областей (т.е. более "культурная" или придворная и более "популярная") и без различия зоны: границы земель Al-Andalus менялись с VIII по XV века.

Однозначно то, что было бы не верным проводить жёсткую границу между "культурным" и "популярным", или между устным творчеством и письменами как если бы это были две закрытые самодостаточные области. Но методологически мы будем их индивидуализировать:

С одной стороны, области более "культурные": дворы эмирата, халифата, относящегося к альморавидам, относящегося к альмоадам и царские дворы в мусульманской Испании после развала Кордовского халифата. В них влияние востока пришло немедленно и стало популярным. Этот тип музыки эмигрировал на север Африки и прочно укоренился в репертуаре магрибских нубов.

Гораздо сложнее охарактеризовать то что происходило среди "простого" народом на более "популярном" уровне (включая масарабов). Но данные, кажется, показывают что "популярная" музыка не только не изменилась тотчас с приходом арабов, но и сама арабская культура в целом, за исключением некоторых мелких деталей, со временем перестала оказывать какое либо значимое влияние на репертуары андалузских музыкантов и певцов, прежде всего к концу XI века. Вспомните о таком эффекте, который уже упоминался: на Иберийском полуострове, и особенно в Андалусии, популярная музыка и танцы имели сильно персонифицированный характер.

Ключём к этой загадке является популярная в то время лирика.

О популярной испанской лирике, особенно о средневековой, написано много, прежде всего начиная с 50-ых годов, сразу вслед за открытием хардж. Такие авторы как Ramon Menendez Pidal, Damaso Alonso, Margit Frenk или Alvaro Galmes активно способствовали освещению этой темы. Хотя их вклад и не всегда принимался испанскими музыковедами. Между тем мы продолжим ту аргументирующую линию, которую приводит Alfonso Berlanga во вступлении к своей книге.

До того как Menendez Pidal и другие испанисты не предприняли попытки поиска других источников романской лирики (популярные песни), единственным общеизвестным источником лирической поэзии считались романсы, исполняемые на прованской лире, поскольку они (романсы) содержали самые древние тексты, не исключая очевидности влияния их и на другие европейские зоны, в том числе и на Испанию. Но, как выяснилось, это был не единственный источник, упомянутый как происхождение лирической поэзии. Помимо него известны следующие:

1. Латинский источник

а) поэзия голиардов (странствующих музыкантов)

б) церковная поэзия

в) фольклорная поэзия

2. Провансальский источник

Как сейчас принято говорить, была общепринятая теория об содержании хардж.

3. Арабско - андалузский источник.

Первая более или менее внятная попытка объяснения была предпринята Ribera. Некоторые последователи Ribera, даже после убеждения в нетрезвости суждения данного автора, всё таки продолжали работать в данном направлении. В 1948-ом году открытие хардж и работа S. M. Stern и Emilio Garcia Gomez дали достаточно более твёрдые аргументы в пользу сторонников арабского происхождения. Ниже приведены заключения, к которым пришёл Menendez Pidal:

а) Временной приоритет. Zejel - структура, идентичная структуре muwasaha, датируются X-ым веком среди арабов и андалузцев, в то время как в оставшейся части Европы первый случай virelai (та же структура трёхстишия с возвращением в унисон) - XI-ым веком (Guillermo IX de Aquitania).

б) Продолжительность использования zijel. Остаётся в употреблении арабами и не только на полуострове почти по сей день, в то время как в прованской лирике перестаёт практиковаться в XII-ом веке.

в) Разновидности zijel. Выделяют шесть разновидностей zijel которые используются прежде всего в Кастилье и Португалии до XII-го века.

г) Частое использование в литературе испанских мусульман в Европе. Имела значение не только лирика восточных сказок, философских трактатов (Толедская переводческая школа) и научной литературы.

д) Идеология "учтивой любви" (el amor cortes) присутствовала в арабской литературе с древности, а следовательно она распространилась из Al-Andalus и в Европу.

е) Арабское происхождение многих типичных для Прованса литературных тем: albada (alborada - серенада) например стала популярна в Андалусии много раньше чем в Провансе.

Некоторые из вышеприведённых фактов заставляют задуматься. С момента открытия хардж оказалось что первая европейская лирика (судя по сохранившимся текстам) была не прованская, как предполагалось ранее, а массарабская испанская. Эти харджи, массарабские песни, предисламские, находятся во главе всей традиционной лирики Пиренейского полуострова (Иберии). Для Menendez Pidal этот факт не являлся странным, поскольку традиции популярной музыки на Юге Испании имели огромную важность с древности. Давайте вспомним популярность las puellae gaditanae (первых гадитанских танцовщиц). Их пение пользовалось популярностью в Средиземноморье. Ничто не мешало тому, что еврейские и арабские авторы переняли переняли их мотивы уже в XI-ом веке. Для Menendez Pidal харджи - прямое наследие искусства пения Baetica, только сейчас вместо пеня для сладострастных танцев, которые развились в Риме, выбирают чистое пение, которое повествует о жажде первой любви, которую еврейский или арабский поэт выражает от лица девушки, которая изливает свои страдания ласковой матери или сестре:
?Que fare yo o que serad de mibi?
?Habibi, non te tolgas de mibi?

D. Miguel Angel Berlanga

Текст перевел Дмитрий Заливин (г. Новосибирск).

Дополнительно по данной категории

19.11.2011 - El Martinete
16.11.2011 - La Debla
03.11.2011 - Taranto
03.11.2011 - Taranta
03.11.2011 - La Alborea
Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?
Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Новости