milfsstory

Статьи

Статьи » История канте фламенко | Historia del cante flamenco

6. Цыгане и фламенко

1
Распечатать
В заключении можно сказать что цыгане на протяжении четырёх веков были хранителями репертуара, который в сущности можно назвать испанским, который был приобретён ими в процессе инкультурации (инкультурация — процесс освоения индивидом норм общественной жизни и культуры). Всё показывает что они очень быстро ассимилировали фольклор популярной музыкой и эта смесь очень быстро вошла в употребление среди сельского народа Андалусии, поскольку именно с ними цыгане контактировали больше всего. В этом весь консерватизм характера поведения цыганского народа в целом.

Таким образом доподлинно известно что тип особенной интерпретации, свойственный цыганам, радикально изменил (нарушил) музыкальную панораму Андалусии. Существенные сложности состоят в более точном определении природы преобразований, произведённых цыганами на музыкальном фоне, комплексность которого уже была на тот момент существенной (Leblon, 1991: 103).


ГЕОГРАФИЯ КАНТЭ

В результате двух единственных попыток переписи цыган, которые осуществлялись в 1784-ом и 1785-ом, было выяснено что местностями, которые больше всего приютили цыганское население стали: Sevilla, Jerez, Cadiz, Arcos, Sanlucar, Puerto de Santa Maria, Lebrija, Utrera, San Fernando, Puerto Real, Ecija, Marchena, Moron, Osuna, Carmona. Общее количество испанских цыган составляло около десяти тысяч и треть из них проживала в провинции Sevilla (1997 цыган) и Cadiz (1814 цыган). За исключением Гранады и Малаги ни одна из провинций Испании не увеличивалась в численности населения цыганами на тысячу в эту эпоху.

Но важнее знать не те места где цыганское население было более многочисленным, а те, где они эффективней интегрировались в существующий социум. Это мы склонны считать более важным в виду того что мы уже понимаем феномен Фламенко как результат слияния культур, а не как лишь демонстрацию расовой принадлежности к цыганами, гонимым местным населением Испании и Андалусии.

И дело в том, что точно известны исторические даты которые говорят нам об особенной инкультурации цыганского народа в Андалусии. Бланка Крауэл доводит до нас интересные факты об английских путешественниках, побывавших в Испании в XVIII-ом веке, в которых встречаются упоминания о цыганах. И некоторые из них говорят нам о колоссальных изменениях, свидетельствующих о наличии большого количества цыган в Андалусии.

Ричард Твис в своих наблюдениях обращает внимание на то, что в Андалусии не было возможности констатировать факт наличия постоянно протекающей бродячей жизни среди цыганского населения, которая была нормой среди цыган в других европейских регионах. Некоторые из андалусских цыган были обнаружены в качестве владельцев постоялых дворов в посёлках или маленьких городках, что упростило возможность местного населения контактировать с ними.

С другой стороны Генри Свинборн наблюдал процесс посвящения цыган в искусство выработки изделий из меди дабы не слыть бездельниками и бродягами. Он уверяет нас, может даже в некой долей легкомыслия, что все они были католиками и подтверждает тот факт, что многие носили на шее медальоны с ликом Девы Кармен.

Сир Джон Карр наблюдал цыган, торгующих на улицах Кадиса муслиновыми платками. Он оставил записи о том, что эти цыгане были весьма респектабельными и менее походили на бродяг, нежели цыгане в других европейских странах.

Эти данные, которые говорят нам достоверно о социальной интеграции цыган, прежде всего относятся к западной Андалусии. В связи с этим интересно знать что говорилось в последних антицыганских статьях закона об использовании ими (цыганами) земель: закон, вышедший в 1749-ом году из под пера монарха Фернандо VI гласил что все цыгане должны быть схвачены и лишены свободы.

На самом деле статья закона содержала следующий вполне гуманный подтекст: власти требовали заключения тунеядцев и бездельников, а людей, полезных обществу, или коренных андалузцев требовалось немедленно освободить и вернуть на место проживания. 80% цыган, выпущенных на волю по этой статье принадлежали к регионам Sevilla и Cadiz. Больше трети севильских цыган были отпущены благодаря тому что были признаны благонадёжными гражданами, приносящими пользу обществу. В Гранаде пропорция была 1/5, в провинции Cordoba немного меньше 1/3.

В конечном итоге большая часть цыган проводила время заводя своё дело (частный бизнес), например торговля лошадьми (самое древнее увлечение цыган), ремесло и даже сельское хозяйство. В провинция Sevilla и Cadiz было очень много цыган кузнецов, некоторые даже прославились своим профессионализмом в кузнечном деле. Так же были слесари, каменщики, мельники, пекари, вязальщики мочалок, погонщики, мясники (Cadiz), булочники и торговцы в лавках. Большинство одевались как коренные андалузцы, ходили в церковь, платили налоги, некоторые даже пользовались привилегиями. Коренное население Андалусии симпатизировало таким цыганам ввиду их некоторых сходств: гостеприимство, щедрость, музыка, ощущение праздника.

Частыми были смешанные браки в результате которых цыгане и их дети официально считались коренными андалузцами. Самый большой процент таких браков (до 91%) наблюдался в регионах Sevilla и Cadiz.

К концу XVIII-го века 67% всех цыган Испании, ведущих оседлый образ жизни, обосновались в Нижней Андалусии. Это историческое явление встречи и сотрудничества андалусского землевладельца и цыган многое говорит нам о возникновении того фламенко, которое мы знаем сегодня.

Leblon заканчивает свой обзор утверждением того, что появление феномена Фламенко обязано двум источникам: богатство андалузского культурного наследия и повышение культурного уровня цыган. Фламенко это единственное искусство, которое появилось благодаря сразу двум культурам.

Что нам говорят свидетельства этой эпохи между XVII-ым и началом XIX-го веков, в которой андалузские цыгане уже считались оседлыми и не вели бродячий образ жизни и считались в подавляющем своём большинстве культурными андалузцами, приносящими пользу обществу?

В книге о цыганах района Triana (недавно вышедшей в свет), что в Севилье, написано что кажется в 1740-ом главным цыганским танцем назван танец El Caparros, позднее Lebrija. То что мы видим в первых шагах этого парного танца ничто иное как стиль сегидильи или традиционного фанданго. То что было раньше не что иное как Сарабанда, исполнявшаяся четырьмя парами.

D. Miguel Angel Berlanga

Текст перевел Дмитрий Заливин (г. Новосибирск).

Дополнительно по данной категории

19.11.2011 - El Martinete
16.11.2011 - La Debla
03.11.2011 - Taranto
03.11.2011 - Taranta
03.11.2011 - La Alborea
Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?
Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Новости